Воздушные Суда Недвижимое Имущество Судебная Практика

Самовольная постройка: ВС РФ против формального подхода

Минувший год был для ВС РФ плодотворным, и в конце декабря 2014 года наиболее значимые судебные акты были объединены в «Обзоре судебной практики ВС РФ» (утв. Президиумом ВС РФ 24 декабря 2014 г.). Одно из приведенных в этом документе дел касается особенностей признания права собственности на самовольную постройку (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 8 июля 2014 г. № 19-КГ14-6).

Придя к выводу, что ответчик должен был предпринять меры к сохранению самовольной постройки путем предъявления соответствующего встречного иска, суд, как отметила коллегия, вменил ответчику в обязанность реализацию права, предоставленного законом, тогда как лицо должно реализовывать указанное право самостоятельно, вне зависимости от императивных предписаний суда.

Верховный суд разъяснил, какого покупателя недвижимости считать недобросовестным

В другом деле Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ не согласилась с выводом нижестоящих судов об отсутствии оснований для признания Ш. добросовестным приобретателем, указав, что проверка адресов выбытия предыдущих владельцев квартиры не могла повлиять на ее осведомленность об отсутствии права у предыдущего собственника отчуждать имущество (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации № 5-ВП Р10 – 55).

Верховный суд РФ сегодня представил на своем сайте обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденный 1 октября Президиумом ВС.

Лженедвижимость» и судебная практика

Что касается «машино-мест» (слово-то какое, товарищ Шариков!), то эти изменения в ГК РФ (Федеральный закон от 03.07.2016 № 315-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступает в силу в части «машино-мест» с 01.01.2017 г.) лоббировались давно (в основном, на почве расширения рынка этих самых «машино-мест» в Москве и роста их стоимости), были вполне ожидаемы и протеста не вызвали. Благо, приняты они крайне грамотно с точки зрения законодательной техники: в составе «большого летнего пакета» и вместе с гораздо более значимыми поправками, нейтрализующими статью 317.1 ГК РФ, и возвращающими в нормальное состояние статью 395 ГК РФ. Ясно, что красиво обозначенные как «предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений» — вроде как разновидность помещений – «машино-места», в действительности, никаких границ, кроме воображаемых (обозначенных в кадастровых планах и краской на асфальте), иметь не будут. Фикция? Ну так ведь и земельные участки, в таком случае — фикция, — возражают апологеты машино-мест. Зато — отвечающая потребностям рынка.

Я имею в виду, в первую очередь, даже не скандально известные машино-места (гениальное изобретение торговцев недвижимостью — продавать отчерченные краской прямоугольнички на асфальте). Единый недвижимый комплекс (статья 133.1 ГК РФ) в качестве единого объекта недвижимости — фикция не меньшая, если не большая, чем машино-места, но очень нужная, на самом деле: связистам, энергетикам, транспортникам. Помню, как для линий связи и электропередачи приходилось проводить техническую инвентаризацию каждой опоры и оформлять всё отдельно – затраты денег, времени и труда были колоссальные, а самое главное, абсолютно ненужные. Поэтому «единый недвижимый комплекс», например, в виде «районной АТС на 10 000 номеров», со всей его преимущественно движимой по природе своей «начинкой» я лично воспринимаю как фикцию крайне полезную.

Правовое положение воздушных, морских судов и судов внутреннего плавания как объектов недвижимости

Положительным фактором, влияющим на стабильность в сфере воздушного транспорта, явилось принятие Федерального закона от 14 марта 2009 г. N 31-Ф3 «О государственной регистрации прав на воздушные суда и сделок с ними»», направленного на реализацию приоритетных задач по защите права собственности на воздушные суда и в связи с этим устанавливающего, что возникновение и переход прав на воздушные суда и сделки с ними будут подлежать государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на воздушные суда и сделок с ними.

Как следует из ст. 7 Воздушного кодекса РФ, имущество гражданской и экспериментальной авиации — воздушные суда, аэродромы, аэропорты, технические средства и другие, предназначенные для обеспечения полетов воздушных судов средства — в соответствии с законодательством Российской Федерации может находиться в государственной и муниципальной собственности, собственности юридических лиц, а то же имущество государственной авиации и объекты единой системы организации воздушного движения — только в федеральной собственности, за исключением имущества авиации органов внутренних дел, которое может находиться в собственности субъектов Российской Федерации. В собственности граждан Российской Федерации могут находиться гражданские воздушные суда. Из смысла указанной статьи вытекает, что иностранные физические и юридические лица не могут иметь в собственности гражданские воздушные суда.

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ВОЗДУШНЫХ СУДОВ

Т. КОВАЛЬКОВСКАЯ, И. ШЕДОГУБОВ
Т. Ковальковская, И. Шедогубов, юристы ЗАО «ЮрИнфоРКонсалТ».
В результате приватизации авиатранспортных предприятий и сокращения Вооруженных Сил значительная часть воздушных судов перешла в собственность частных организаций, что привело к возникновению интенсивного оборота данного вида имущества. Действующее законодательство в отношении воздушных судов содержит противоречивые нормы и пробелы в регулировании. Хозяйствующие субъекты вынуждены совершать сделки с авиатехникой, невзирая на риск, обусловленный несовершенством правовой базы. В результате возникают ситуации, когда лицо, действовавшее вполне добросовестно и с достаточными предосторожностями, не имеет возможности юридическими средствами обеспечить эффективную защиту своих прав на имущество. Попытаемся разобраться, почему так происходит.
Воздушные суда как недвижимые вещи. По закону к недвижимым вещам относятся не все воздушные суда, а только подлежащие государственной регистрации (п. 2 ст. 130 ГК РФ). К сожалению, ст. 131 ГК, посвященная вопросам государственной регистрации недвижимости, с юридико — технической точки зрения не безупречна. Если судить по ее названию, речь должна идти о регистрации недвижимых вещей. В действительности же в ней говорится о регистрации не столько вещей, сколько прав на них.
Неясность вносит п. 2 указанной статьи, который гласит: «В случаях, предусмотренных законом, наряду с государственной регистрацией могут осуществляться специальная регистрация или учет отдельных видов недвижимого имущества». Речь идет о государственной регистрации — но чего? Вещей или же прав на них? Во всех остальных пунктах ст. 131 ГК говорится только о регистрации прав. Но смысл п. 2 таков, что в нем должна подразумеваться государственная регистрация именно имущества. Однако никаких разъяснений, в чем она заключается и как должна быть организована, ГК не содержит. Непонятно также, как государственная регистрация соотносится со специальной.
По всей видимости, в п. 2 ст. 131 ГК имеется в виду следующее: помимо государственной регистрации прав на недвижимые вещи законом может быть предусмотрена государственная регистрация (учет) самих вещей, именуемая также специальной регистрацией (учетом) объектов недвижимости. В этом случае будет совпадать терминология ГК и Воздушного кодекса РФ (далее — ВК). Согласно ст. 33 ВК гражданские и государственные суда подлежат государственной регистрации, а экспериментальные — государственному учету. Действующий в настоящее время Кодекс был принят после вступления в силу первой части ГК и, следовательно, основывается на его нормах. Поэтому государственная регистрация (учет) воздушных судов есть не что иное, как предусмотренная п. 2 ст. 131 ГК специальная регистрация данных объектов недвижимости.
Регистрация воздушных судов. Она в нашей стране существует уже давно. Ее введение было вызвано необходимостью установления национальной принадлежности воздушных судов, что является одним из принципов как отечественного, так и международного воздушного права. В ст. 17 Чикагской конвенции о международной гражданской авиации (1944 год) установлено специальное правило, в соответствии с которым воздушные суда имеют национальность того государства, в котором зарегистрированы. Государство регистрации принимает на себя предусмотренные Конвенцией права и обязанности, вытекающие из факта установления национальной принадлежности воздушного судна, и прежде всего — распространение на него своей юрисдикции.
Статья 33 ВК для целей регистрации подразделяет воздушные суда на гражданские, государственные и экспериментальные. Данная классификация основана на делении авиации на гражданскую — используемую в целях обеспечения потребностей граждан и экономики, государственную — используемую для осуществления военной, пограничной, милицейской, таможенной и другой государственной службы, а также для выполнения мобилизационно — оборонных задач, и экспериментальную — используемую для проведения опытно — конструкторских, экспериментальных, научно — исследовательских работ, а также испытаний авиационной и другой техники (ст. ст. 21 — 23 ВК).
Наибольший интерес в данном случае представляет первая категория судов, поэтому вопросы их регистрации рассмотрим более подробно.
Согласно п. п. 1, 2 ст. 33 ВК гражданские воздушные суда подлежат государственной регистрации в Государственном реестре гражданских воздушных судов РФ с выдачей свидетельств о государственной регистрации или в государственном реестре гражданских воздушных судов иностранного государства при условии заключения соглашения о поддержании летной годности между государством эксплуатанта и государством регистрации. (Эксплуатантом считается гражданин или юридическое лицо, имеющие воздушное судно на праве собственности, на условиях аренды или на ином законном основании, использующие его для полетов и имеющие сертификат (свидетельство) эксплуатанта.) Ведение Государственного реестра гражданских воздушных судов РФ возлагается на специально уполномоченный орган. В настоящее время таковым является Министерство транспорта РФ, к которому перешли соответствующие функции упраздненной Федеральной службы воздушного транспорта России.
Порядок регистрации определяется Правилами государственной регистрации гражданских воздушных судов Российской Федерации, утвержденными приказом Департамента воздушного транспорта Министерства транспорта РФ от 12 октября 1995 г. N ДВ-110. Но этот документ не во всем согласуется с действующим законодательством и требует существенной переработки.
Основные цели регистрации воздушных судов и объектов недвижимости, перечисленных в абз. 1 п. 1 ст. 130 ГК (земельных участков, участков недр, обособленных водных объектов и всего, что прочно связано с землей), различны. Изначально регистрация воздушных судов имела прежде всего публично — правовое значение. Так, упомянутые Правила определяют регистрацию гражданских воздушных судов как документальное подтверждение государственным органом распространения юрисдикции государства на данный экземпляр воздушного судна с вытекающими из этого обязательствами собственника, эксплуатанта и государства в соответствии с требованиями Воздушного кодекса и международных соглашений. Но с принятием первой части ГК РФ регистрация воздушных судов в Российской Федерации приобрела также частноправовое значение — как и для вещей недвижимых de facto.
Момент, с которого воздушное судно признается объектом недвижимости, законодателем не определен. Статьей 130 ГК к недвижимым вещам отнесены воздушные суда, подлежащие регистрации. В связи с этим возникает вопрос — является ли недвижимостью незарегистрированное воздушное судно? Существуют две основные точки зрения на данную проблему. Если исходить из буквы закона, то на основании п. 2 ст. 130 ГК нужно сделать вывод, что определяющим фактором признания воздушного судна недвижимым имуществом является не факт его регистрации, а лишь установленная законодательством необходимость соответствующей регистрации. Когда конкретное воздушное судно по закону требуется регистрировать, то его следует считать объектом недвижимости независимо от того, зарегистрировано оно или нет. Согласно второму подходу воздушное судно становится объектом недвижимости с момента регистрации судна. Его сторонники полагают, что по смыслу ст. ст. 130, 131 ГК выражения «подлежащие регистрации воздушные суда» и «зарегистрированные воздушные суда» неравнозначны. Делается вывод о том, что до оформления государственной регистрации судна его создателю принадлежит право собственности не на объект недвижимости как таковой, а на использованные для его постройки материалы. Поскольку момент регистрации недвижимой вещи становится правопорождающим фактом, то до момента такой регистрации вновь созданная вещь юридически не существует. Таким образом, указание в ст. 130 ГК на то, что к объектам недвижимости относятся подлежащие регистрации воздушные суда, имеет смысл только в случае, когда последние не только подлежат регистрации, но и уже зарегистрированы.
Оба подхода, если их рассматривать в контексте действующего законодательства, имеют серьезные недостатки. В первом случае вопрос о том, является ли то или иное воздушное судно недвижимой вещью, каждый субъект правоприменительной деятельности должен решать самостоятельно. Задача эта не настолько проста, как может показаться. По смыслу п. 1 ст. 33 ВК государственной регистрации подлежат только воздушные суда, предназначенные для выполнения полетов. Но критерии «предназначенности» в ВК не приводятся, что дает основание толковать ее по-разному. Это создает почву для споров.
При втором подходе государственная регистрация воздушного судна будет равносильна официальному приданию объекту статуса недвижимости. Однако тогда возникают неопределенности с правовым режимом воздушного судна (например, в случае, когда оно уже исключено из соответствующего реестра одного государства, но еще не включено в реестр другого государства). Очевидно, эти вопросы требуют урегулирования на международном уровне.
Регистрация прав на воздушные суда. Пункт 9 ст. 33 ВК устанавливает, что государственная регистрация прав собственности и иных вещных прав на воздушное судно, ограничение этих прав, их возникновение, переход и прекращение, а также установление порядка государственной регистрации и оснований для отказа в государственной регистрации прав на воздушное судно и сделок с ним осуществляются в соответствии со ст. 131 ГК. Согласно п. п. 1, 6 ст. 131 ГК такая регистрация должна производиться в едином государственном реестре учреждениями юстиции; порядок регистрации и основания отказа в регистрации устанавливаются в соответствии с ГК законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
По смыслу ГК регистрация прав на воздушные суда должна осуществляться в государственном реестре, являющемся общим как для вещей недвижимых de facto, так и для объектов движимых, но признаваемых недвижимостью de jure. Однако Федеральный закон от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» касается только объектов, недвижимых по своей природе. Согласно п. 1 ст. 4 этого Закона воздушные суда (а также морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты) исключены из сферы его действия. Тем самым предполагается некий особый порядок регистрации прав на эти вещи.
Налицо противоречие между ГК и Законом от 21 июля 1997 г., поскольку п. 6 ст. 131 ГК говорит о единственном (следовательно, едином) законе. Тем не менее создание отдельного реестра для регистрации прав на воздушные суда представляется целесообразным. Порядок регистрации прав на вещи недвижимые de facto и прав на воздушные суда в практическом плане несовместимы в силу присущей тем и другим специфики. Например, в соответствии с п. 4 ст. 2 Закона от 21 июля 1997 г. регистрация прав всегда осуществляется по месту нахождения имущества в пределах регистрационного округа. Местожительство заявителя — гражданина или место нахождения заявителя — организации значения не имеют. Понятно, что к воздушным судам территориальный принцип регистрации неприменим.
Таким образом, имеется пробел в правовом регулировании регистрации прав на воздушные суда. Статьей 8 Закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и п. 1 ст. 33 Закона от 21 июля 1997 г. предусматривается, что до принятия соответствующих федеральных законов, основанных на положениях п. 1 ст. 131 ГК, должен применяться действующий порядок регистрации прав на воздушные суда. Но ни органы юстиции, ни специально уполномоченный орган в области гражданской авиации регистрацию прав на воздушные суда никогда не производили и не производят. Так называемого «действующего порядка» просто не существует.
Имеющиеся Правила государственной регистрации гражданских воздушных судов РФ регламентируют вопросы регистрации самих воздушных судов, но не прав на них. Внесение в Государственный реестр гражданских воздушных судов РФ сведений о собственнике судна не может считаться регистрацией права собственности. В п. 3.6 Правил прямо указано, что акт регистрации воздушного судна не является актом регистрации сделки по отчуждению имущества, а свидетельство о регистрации гражданского воздушного судна не может удостоверять право собственности лица на соответствующее судно.
Согласно названным Правилам и сложившейся практике внесение изменений в свидетельство о регистрации гражданского воздушного судна в связи со сменой его собственника может быть произведено только по заявлению эксплуатанта судна. Заявление собственника, не являющегося одновременно эксплуатантом, не служит основанием для внесения в реестр записи о новом собственнике. Такой порядок, безусловно, нарушает интересы данной категории собственников. Дело в том, что любое заинтересованное лицо может получить информацию из реестра о собственнике воздушного судна. Такую информацию все, как правило, считают достоверной, поскольку она исходит из официального источника. Но если информация в реестре уже устарела, то у нового собственника воздушного судна могут возникнуть проблемы с доказыванием своих прав.
Интересно, что в соответствии с п. 10 ст. 33 ВК в Государственный реестр гражданских воздушных судов РФ подлежат включению также сведения о залоге воздушных судов. По смыслу указанной нормы регистрация залога в этом реестре правового значения не имеет. Однако ее информационная ценность для заинтересованных лиц очевидна. Из всего сказанного можно сделать вывод, что возникновение права собственности, другого вещного права на воздушное судно в настоящее время не может быть обусловлено государственной регистрацией соответствующего права, несмотря на требование п. 1 ст. 131 ГК, поскольку порядок регистрации прав не установлен и ни один государственный орган не наделен полномочиями по осуществлению такой регистрации.
На наш взгляд, до создания системы регистрации прав на воздушные суда в отношении этого вида недвижимости следует применять п. 1 ст. 223 ГК, согласно которому право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, а не с момента государственной регистрации, как это предусмотрено п. 2 ст. 223 ГК.
Регистрация сделок с воздушными судами. Закон предусматривает обязательную государственную регистрацию следующих сделок с недвижимостью: договора отчуждения под выплату ренты (ст. 584 ГК), договора дарения (п. 3 ст. 574 ГК), договора аренды (п. 2 ст. 609 ГК). Однако правила п. 2 ст. 609 ГК не применяются к договорам аренды транспортного средства как с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации, так и без предоставления таких услуг — в силу прямого указания закона (ст. ст. 633 и 643 ГК соответственно). Тем самым весьма распространенные в гражданской авиации договоры аренды воздушных судов исключены законодателем из перечня сделок, подлежащих государственной регистрации.
В целом ситуация с регистрацией сделок с воздушными судами в настоящее время полностью аналогична ситуации с регистрацией прав на данные объекты — в Российской федерации она пока не осуществляется вследствие отсутствия нормативной правовой базы.
Проект закона о регистрации прав на воздушные суда существует, но когда он будет принят — неизвестно. Поэтому Верховному Суду РФ и Высшему Арбитражному Суду РФ целесообразно проанализировать практику разрешения споров по поводу этого вида имущества и дать судам необходимые разъяснения.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

Интересно почитать:  Банк москвы задолженность по жкх по коду плательщика

«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 30.11.1994 N 52-ФЗ
«О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)»
от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
«ВОЗДУШНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 19.03.1997 N 60-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 19.02.1997)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 21.07.1997 N 122-ФЗ
«О ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО И
СДЕЛОК С НИМ»
(принят ГД ФС РФ 17.06.1997)
Российская юстиция, N 1, 2001

Не все воздушные суда относятся к недвижимости

В соответствии с п.1 ст.33 Воздушного кодекса РФ (далее – ВК РФ), воздушные суда, предназначенные для выполнения полетов, подлежат государственной регистрации. В этом же пункте говорится об общем порядке государственной регистрации гражданских воздушных судов, об особом порядке государственной регистрации сверхлегких гражданских воздушных авиации общего назначения, а также о порядке государственной регистрации государственных воздушных судов. Из буквального толкования данной нормы следует, что государственной регистрации подлежат все гражданские и государственные воздушные суда, предназначенные для выполнения полетов. Следовательно, по замыслу законодателя, все воздушные суда – это недвижимые вещи.

Интерес представляет порядок государственной регистрации сверхлегких гражданских воздушных судов авиации общего назначения, установленный приказом Минтранса РФ от 18.11.2011 №287. В соответствии с абз.2 п.2 Порядка, метеорологические шары-пилоты, неуправляемые аэростаты, а также сверхлегкие воздушные суда с массой конструкции 115 кг и менее (без учета веса авиационных средств спасания) государственной регистрации не подлежат. Как представляется, вопрос о правомерности полного исключения Минтрансом РФ из требования о государственной регистрации воздушных судов данной категории, является достаточно дискуссионным. Также отметим, что Воздушный кодекс РФ в п.1 ст.33 говорит о том, что гражданские воздушные суда подлежат государственной регистрации, а уполномоченный орган компетентен только установить порядок (регламент) этой регистрации.

Интересно почитать:  Чернобыльские льготы на жилье

Обзор важных правовых позиций ВС РФ в сфере недвижимости и строительства за 2017 год

При наличии судебного спора о возникновении оснований для приобретения прав на земельный участок в порядке, установленном указанной нормой, данный факт подлежит установлению судом на основе исследования и оценки относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности, установленных главой 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении дела ответчик ссылался на указанные разъяснения, однако суды не вынесли на обсуждение сторон вопрос о том, был бы заключен спорный договор по иной цене. Между тем ответчик был вправе в порядке переоформления права постоянного (бессрочного) пользования выбрать: выкупить земельный участок или заключить с истцом договор аренды. Общество указало, что выразило согласие на заключение договора купли-продажи участка на указанных в нем условиях по цене 422 314 рублей, и ему не может быть навязан договор купли-продажи, который оно не намеревалось заключать.

Самовольная постройка: ВС РФ против формального подхода

Исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции установил, что принадлежащий государству земельный участок был предоставлен в постоянное (бессрочное пользование) ФГБОУ ВПО «КубГТУ», которым на этом участке была построена электросеть. Отсутствие правоустанавливающих документов послужило основанием для обращения Территориальным управлением Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Краснодарском крае в суд с иском о признании за государством права собственности на это сооружение.

Учитывая, что иск был предъявлен собственником земельного участка, суд апелляционной инстанции подчеркнул, что единственным условием для признания права собственности на самовольную постройку оставалось соблюдение прав и охраняемых законом интересов других лиц, а также отсутствие угрозы их жизни и здоровью. Согласно строительно-техническому заключению электросеть отвечает действующим строительным нормам и правилам безопасности.

Обзоры судебной практики Верховного Суда Российской Федерации

15 января 2010 года департамент жилищной политики администрации муниципального образования был уведомлен государственным регистратором об отказе в государственной регистрации права собственности Г. на спорную квартиру, поскольку Г. умерла до заключения указанных договоров и до обращения с заявлением о регистрации права ее собственности на жилое помещение.

Из договора купли-продажи, заключенного между А. и Н., следовало, что покупатель квартиру осмотрела, ознакомилась с ее качественными характеристиками, претензий к состоянию квартиры не имела. Кроме того, в договоре было указано, что, со слов продавца А., на момент заключения договора в квартире зарегистрирован ее прежний собственник Ш., который обязуется сняться с регистрационного учета до регистрации сделки.

Обзор судебной практики по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договоров купли-продажи недвижимости

Условиями, обязательными для договоров данного вида, без которых такие договоры будут считаться незаключенными (существенными условиями), являются:

— условие о его предмете (ст.554 ГК РФ), то есть данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества;

Кроме того, истицей не представлены допустимые доказательства, подтверждающие оплату стоимости приобретаемой квартиры. Судом установлено, что денежные средства в счет оплаты стоимости спорной квартиры в кассу ответчика истицей не вносились и на расчетный счет ООО не поступали, что подтверждается выписками по лицевому счету ООО по расчетным счетам, открытым в ЗАО и филиале. Как указал суд, представленные истицей квитанции к приходному кассовому ордеру по форме и содержанию не соответствуют установленным требованиям и не подтверждают выполнение истицей своих обязательств по предварительному договору.

Аналитика Публикации

Вопросы о статусе самовольной постройки в гражданском обороте, порядке и об условиях ее легализации, а также основаниях принятия судом решения о ее сносе неоднократно рассматривались и разъяснялись высшими судебными инстанциями. И в последнем Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации от 06.07.2016 № 2 эти вопросы не были оставлены без внимания.

Как следует из судебной практики, истцу, заявившему требование о выделе доли в самовольной постройке, необходимо представить суду доказательства возможности признания права собственности на соответствующую самовольную постройку, которые позволят установить, что:

Воздушные Суда Недвижимое Имущество Судебная Практика

2.8. При самовольном изменении первоначального объекта недвижимости посредством пристройки к нему дополнительных помещений, право собственника может быть защищено путем признания этого права в целом на объект собственности в реконструированном виде, а не на пристройку к первоначальному объекту недвижимости.

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 40 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ) собственник земельного участка имеет право возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Ссылка на основную публикацию